Гайва Тихомирова. Творение блага. Интервью изданию Коммерсант.

«Благо надо творить в соответствии с тем, что требуется человеку»

Учредитель культурно-просветительского клуба Мир, Гайва Тихомирова, поговорила с корреспондентом издания Коммерсант о современных тенденциях в благотворительности.

Корреспондент: Могут ли благотворительные проекты быть прибыльными? Или это противоречит самой идее благотворительности?

Гайва Тихомирова: Для современного российского бизнеса прибыльность означает получить 1000 рублей на вложенные 10. Конечно, с этой точки зрения благотворительные проекты не могут быть прибыльными. Но если считать прибылью любое благо, которое получает человек, то любой благотворительный проект чрезвычайно прибылен. Потому что человек, участвующий в волонтерской работе, осознающий наличие проблем у других людей и помогающий их разрешать, работает со своей собственной душой, совестью, мышлением, развивает собственный мозг, а это уже, я убеждена, огромная прибыль. Это то, ради чего мы рождаемся.

Корреспондент: Что сейчас понимается под термином благотворительность в тех странах, где это практикуется?

Гайва Тихомирова: Благотворительность есть во всем мире, потому что это вообще-то отличительная черта человека — помогать другому. Но в социальной сфере под благотворительностью понимаются в большинстве случаев организованные события, проекты, взаимодействие с другими людьми или сообществами, которые должны дать определенный запланированный результат. Простейшие примеры: раздача еды на улице, раздача одежды, вещей, предметов первой необходимости. Но это решение, даже если оно практикуется каждодневно, разовое, поскольку не воздействует на глубинную проблему возникновения ситуации, когда другой человек нуждается в помощи. Нам импонирует подход северян — финнов, датчан, норвежцев. Они делают акцент на том, что причины, по которым человек оказался в сложной ситуации, у каждого свои.

Самая неприятная черта благотворительности в России — то, что большинство людей действует по принципу поговорки «На тебе, боже, что мне негоже». То есть благотворительность воспринимается как возможность отдать хлам из собственного дома, избавиться от ненужного. В то время как в большинстве других стран все-таки понимают, что самое большое достояние — это человеческое общение.

Корреспондент: Как меняется отношение общества к благотворительности?

Г. Т.: Найти волонтеров в России всегда было проблемой. А поскольку сейчас все мы опять живем чуть хуже, ситуация только усугубилась. Более того, появилась определенная прослойка людей, твердо убежденных, что подобные занятия даже вредят социальным группам, которые, с нашей точки зрения, нуждаются в помощи. Противники помощи настаивают на том, что люди, оказавшиеся в сложной ситуации, виноваты в этом сами, а значит, и преодолевать трудности должны самостоятельно.

Но понятие благотворительности подразумевает, что мы не судим людей, которым помогаем. Суть творения блага — работа души того человека, который это благо пытается творить. И главное в этой ситуации — помнить, что благо надо творить в соответствии с тем, что требуется человеку. Иисус говорил, что не надо давать рыбку человеку — я сейчас перефразирую, естественно,— а нужно научить человека рыбачить. Это и наш взгляд на благотворительность. Но в России, повторяю еще раз, в большинстве случаев принято дать рыбку и очень этим гордиться.

Читайте интервью целиком на сайте kommersant.ru

Автор записи: Редактор